В нём сочетается страсть к технологиям и историческим событиям. Он еженедельно музицирует на цифровом фортепиано и периодически скрещивает мечи с дамой сердца. Иван Волохов – инженер-эколог по образованию и IT-специалист компании Dostaевский по призванию.

  

– Ваня, как давно ты в компании Dostaевский?
– Сегодня, 7 декабря 2018 года, ровно 372 дня, как я работаю в компании. До этого трудился в фирме, которая занималась разработкой отечественного аналога Microsoft Office. Потом я оттуда ушёл и искал работу. Когда мне позвонили из компании Dostaевский, я удивился, потому что там не было свободных вакансий и просмотров, но мне очень понравилось, как со мной поговорили, и я пришёл на собеседование.  Мне всё пришлось по душе, к тому же тогда я уже был постоянным клиентом компании. И вот я здесь. 

– Что входит в круг твоих обязанностей?

– Обычно нам говорят: «Ой, я что-то нажала, и у меня всё исчезло», «У меня удалился вордовский файл», «Я не могу зайти в базу 1С»… И всё, что видят сотрудники офиса, это то, как мы чиним что-то сломанное. Иногда мы просто приходим, и всё начинает работать, мы это называем «айтишной магией», потому что по-другому это назвать нельзя.

Когда что-то не работает, надо найти причину, связаться с ответственными, сделать всё нужное, чтобы это заработало. Ещё мы выдаём оборудование, готовим рабочие места, заводим учётные записи, поддерживаем производства, у которых совсем другая инфраструктура, закупаем технику. Например, с утра я был на производстве, где нужно было подключить и настроить камеры видеонаблюдения.

– Как ты пришёл в IT-сферу?

 – По образованию я инженер-эколог. До этого окончил музыкальную школу по классу фортепиано.  Но с детства я очень любил компьютерные игры, с которыми познакомился лет в шесть на старом компьютере своего дяди. И мне стало интересно всё: «железки», софт, программки. Интересно было разобраться, как это всё устроено.

– Как ты получал информацию, чтобы стать профессионалом в этой области?

– Я не проходил какие-то курсы с сертификатами, что-то платное и закрытое. Всегда есть ресурсы и способы, когда можно бесплатно достать необходимую информацию, было бы желание. Можно обратиться к друзьям, у которых это есть, они всегда помогут.

– Ваня, расскажи, пожалуйста, о своём хобби.

– С 2012 года я занимаюсь исторической реконструкцией и ролевыми играми. Все постоянно смеются, слыша это словосочетание. Я оказался в этой теме, следуя за девушкой, которая мне нравилась. Правда, с ней ничего не вышло, а с хобби – наоборот.

Как и в IT-сфере, здесь есть множество направлений, которые, с одной стороны, кажутся одинаковыми. Планка антуража, который должен быть в 2018 году, везде почти одинакова. В реконструкции всё, что есть на тебе, включая все элементы одежды, должно быть сделано только тем способом, который был доступен тогда. В «ролёвке» соответствовать должно только то, что видно на тебе. Например, в реконструкции не допускается наличие машинных швов, а в «ролёвке» можно. Кстати, я заметил, что историческая одежда для меня удобнее, чем современная.

Ещё одно отличие:  реконструкция – это воспроизведение исключительно исторических событий, а ролевые игры живого действия – это, в основном, фэнтэзи : «Властелин колец», «Ведьмаки» – те сказки, которые мы читаем, когда уже выросли, но героями которых хотели бы стать. В сезон – с мая по сентябрь – у меня около пяти-шести проектов, один длится от двух до пяти дней. Я стараюсь, чтобы реконструкций и «ролёвок» было поровну.

                     – Как происходит подготовка?

– Всё зависит от исходных данных: каким героем ты будешь, что у тебя есть уже. Я сам делаю 60-70% образа: ремни, сумки, сапоги, лёгкую одежду…

– Ты шьёшь сапоги?!

– А что там шить то? Два куска кожи и подошва. Шью руками, сложно и больно, когда шьёшь первые десять раз. Я вот сшил пару сапог три года назад, они до сих пор в отличном состоянии.

– А что входит в остальные 40-30%?

– Как правило, это доспехи или сложные элементы костюма. Их имеет смыл заказывать у знакомых, кто специализируется на таком. Если говорить о моём любимом XVI веке, то там в обиходе были, так называемые, буфы – это пышные сборки ткани, которые сложно сделать самому. Мне с ними помогает знакомый, который шьёт театральные костюмы.

Есть «Ярмарка мастеров» – ресурс с мастерами хэндмэйда. Раньше я пользовался им, но потом оброс знакомыми и стал заказывать лично.

– А где проходят реконструкции и ролевые игры?

– Всё делится по зонам: Северо-Запад, Центральный округ, Юг. Основные столицы этих движений – Москва, Питер, Ростов-на-Дону, Симферополь с Севастополем и Мурманск. На последнюю «ролёвку», где я был, приезжали итальянцы, американцы, двое австралийцев (не лень же им было ехать!). Эстонцы и латвийцы частые гости проектов. Например, в мае я поеду в Крым, там будет «ролёвка» по «Ведьмаку».

За границей эти движения ещё более популярны. Думаю, реконструкция распространена, потому что с помощью неё ты можешь стать героем того события, о котором читал в художественной литературе или учебниках истории: погрузиться в ту эпоху, почувствовать её на себе, познакомиться с единомышленниками с горящими глазами.

В ролевых играх немного иначе: здесь больше свободы, ты можешь придумать любого персонажа. Кто-то считает, что ролевая игра – это живое продолжение театра, кто-то использует «ролёвки», чтобы разобраться в себе.  Это некий испытательный полигон, где ты можешь примерить на себя образ хорошего или плохого персонажа без каких-либо последствий.  Это улучшает коммуникативные навыки, раскрывает личность. Плюс это один из видов самоанализа.

– Что ты смог понять про себя благодаря этому хобби?

– Не надо стесняться и быть закрытым! Думать, что люди про тебя подумают плохое, если ты что-то сделаешь не так. Не стоит стесняться того, что ты по-другому мыслишь.

Благодаря хобби я нашёл девушку, с которой счастлив уже три года. Она, кстати, ещё ходит на фехтование, и порой мы скрещиваем специальные мягкие мечи – это отличная терапия. Таким образом легко избежать ссор.

– Чем ты ещё увлекаешься?

Я продолжаю играть на цифровом пианино дома около трёх раз в неделю по одному-два часа, всё-таки восемь лет музыкальной школы позади. Я часто подбираю музыку: например, тебе понравилась композиция, ты пытаешься найти к ней ноты, а их нет. Пробуешь на Ютубе найти людей, кто это играл, но их тоже нет. Тогда берёшь нотную бумагу, слушаешь композицию 15-20 раз и пишешь ноты. После можно оцифровать и подарить людям. Я так делал несколько раз.

Игра на пианино – это один из способов помочь себе выразить внутреннее состояние, особенно, если оно плохое. То есть ты не кричишь, не выплёскиваешь, а музицируешь, выливаешь спокойно.

– У тебя есть какие-то принципы, которыми ты всегда руководствуешься?

Да, это известная фраза: «твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого». Если сказать по-другому, «поступайте с другими так, как вы хотите, чтобы поступали с вами». Я думаю, эти формулировки заключают в себе всё, что нужно знать о человеческих отношениях.

 Алина Дятлова