Он сменил более  20 профессий  и успел поработать в торговле, службе безопасности, кино, логистике. Петербуржец, получивший образование экономиста-менеджера на предприятии торговли и общественного питания в Москве и вернувшийся обратно. Наш новый герой –  представитель операционного отдела в Учебном центре Виталий Родионов. 

 

– Виталий, расскажите про ваш путь в компании.

Я работаю в Dostaевском более двух лет. Сначала я был администратором, потом руководителем производства, а потом уже территориальным управляющим и после представителем операционного директора в Учебном центре. Я доволен своей должностью, потому что чувствую, что мой труд полезен и приносит пользу компании.

 

– Что сейчас входит в ваши обязанности?

Я принимаю аттестации у администраторов и поваров.

 

– С открытием Учебных центров результаты сдачи аттестации как-то изменились?

 Теорию стали сдавать определённо лучше , потому что Учебный центр проводит большую работу по разъяснению стандартов должностей среди поваров. Мы хорошо выросли за этот год, главное – продолжать совершенствоваться.

 

– Перепробовав широкий спектр профессий, где вы себя нашли?

Я как-то читал, что каждая клетка организма человека обновляется раз в восемь лет. Я могу вас заверить, что пять лет назад я был другим человеком, мы же всё время меняемся. То, что я искал тогда, мне не интересно сейчас. То, что мне интересно сейчас, мне было не нужно тогда. Мне нравится приносить пользу и работать на благо компании.

Мы в любом случае ежедневно развиваемся. Всё зависит от вектора направленности этого развития. Наше развитие зависит от обстановки, в которой мы существуем, и от того, каков был наш старт. У меня широкий круг интересов, на которые не всегда хватает времени.  Мне интересны финансы, классическая литература, различные технологические операции . Плюс я развиваюсь в профессиональном плане: я вспоминаю, как принимал аттестации год назад, и понимаю, что сейчас я лучше разбираюсь во многих процессах и могу больше подсказать человеку, чтобы его научить. Мне нужно разъяснить человеку, как сделать так, чтобы он не допустил ошибок, выполнял свою работу хорошо, чтобы его работа соответствовала стандарту компании. И сейчас я могу разъяснить это лучше, но всегда есть, куда расти.

 

– Вы сказали про литературу. Что вам больше всего нравится?

Если говорить о писателе, то мне очень нравится Чехов, я в принципе люблю читать. У меня есть список литературы, скорость пополнения которого выше, чем скорость моего чтения.

 

– Есть тенденция составлять списки, ставить цели на год. Вы так делаете? Например, «обещаю себе прочесть за этот год 50 книг?».

Представьте, что я это пообещаю, а моя жизнь вдруг изменится, и я не смогу прочитать эти 50 книг. Получается, я год прожил зря? Ведь я пообещал себе, и перед собой проштрафился ужасно.  В мире есть очень мало настоящих ценностей – верность своему слову одна из них.  Я предпочитаю не давать пустых обещаний.

 

– Вы увлекаетесь философией или психологией?

Конечно. Как писал Маркс, на Земле есть всего две науки: история природы и история общества. Философия как дисциплина была призвана объяснять процессы. И уже от стремления объяснить родились остальные науки: физика, химия, математика, биология. Первой была философия, но она тогда была без названия. Наверно, каждый увлекается философией в этом смысле.

 

– Виталий, какова ваша жизненная цель?

Каждый человек стремится к счастью. Оно не может быть перманентным. То, к чему стоит стремиться в части личных нематериальных целей, это спокойное ощущение, что  тебе текущее положение дел на всех уровнях нравится настолько, что ты не готов что-либо менять. 

Но это состояние не может быть постоянным, потому что сам человек меняется постоянно.

 

– Мне говорили, что вы любите стрелять. Расскажите об этом подробнее, пожалуйста.

Наверно, все мальчишки играли в войнушку, а я доигрался. Думаю, если любому мужчине предложить поехать пострелять, то вряд ли кто откажется. Кто-то умеет это делать, кого-то нужно научить. Я не помню, как это было у меня, но, сколько себя помню, столько это увлечение со мной.

В стрельбе важно соблюдать технику безопасности. Однажды мы стреляли с моим товарищем в закрытом тире, первым стрелял я, считал выстрелы и ошибся в подсчёте, передал ему оружие, не проверив патронник. Он должен был также проверить патронник на отсутствие в нём патронов. Держал автомат вертикально, стволом вверх. Мы оба нарушили технику безопасности, и  в итоге на нас посыпалась штукатурка .

Когда я занимался биатлоном в подростковом возрасте, я человеку прострелил подошву обуви, потому что тоже не соблюдал технику безопасности. Я должен был стрелять по мишени, но прежде, чем выйти на сектор, я должен был принять и проверить оружие. Я его принял, но не проверил. Поэтому кроссовки пострадали.

Мне нравится механика, а механика оружия особая. Есть группы таких же людей, как я, мы собираемся, выезжаем на стрельбища, в лес, в тир. Раньше получалось выезжать чаще, сейчас реже.

 

– У вас есть дома оружие?

Конечно, у меня несколько единиц. Хорошо, кстати, что вы спросили, мне надо продлевать лицензию через пару месяцев.

 

– А как получить лицензию?

По нашему законодательству я охотник, у меня есть охотничий билет современного образца, охотничье оружие, и я имею право на транспортировку, хранение и ношение оружия в отведённых местах.

Всё начинается с обучения: техника безопасности и закон об оружии. После изучения этого ты получаешь охотничий билет и лицензию и можешь приобрести оружие.

Тот человек, который этим делом болеет, просто покупает много оружия, пока не заполнится сейф. Потом понимает, что хочется ещё, продаёт одну единицу и покупает новое. Кто-то бегает за калибрами, кто-то за коллекционными вещами.  Для меня же всегда были на первом месте надёжность и функциональность .

 

– В конце мне хочется вернуться к философии. Однажды на экзамене мне описали такую ситуацию: в городе есть злодей, портящий людям жизнь, и есть герой, который этого злодея убивает. Можно ли назвать поступок героя добрым?

У меня есть младшая сестра, я беседовал с ней о добре и зле. Я говорил: “Смотри, есть твой дед, который прожил непростую жизнь, был на войне и воевал гораздо дольше, чем все остальные. Для тебя он добрейший человек. Есть люди, которые тогда были с другой стороны, считают его врагом, он для них страшный злодей. Ты веришь в то, что он – страшный злодей, что он плохой?”, она ответила отрицательно.

Добрый, хороший – это всё оценочные суждения, просто окраска, и всё. Если говорить о героизме в принципе, то героизм есть там, где что-то не продумано.  Если человеку приходится геройствовать , убивая злодея, то  значит, кто-то где-то не доработал. 

На мой взгляд, в современном обществе люди всё больше забывают настоящие ценности и обращаются к иллюзиям, к самолюбованию.  Каждый должен заниматься своим делом , исполнять своё предназначение, выполнять свою задачу. Герой должен был защитить город и его жителей – он это сделал. Здесь всё просто. Он выполнил то, что должен был, и это правильно.

 Алина Дятлова