«Случайности не случайны» – именно так можно охарактеризовать историю с интервью временно исполняющего обязанности руководителя производства на Комендантском Николаем Большевым. Он участвовал во вчера завершившемся корпоративном футбольном турнире Dostaевского (поэтому в материале нет результатов, но они есть в DostaWork), мог быть в трёх командах, но, вы помните, «случайности не случайны». Ещё Коля снимался в кино, занимался джиу-джитсу и никогда не был на малой родине после переезда. Обо всём – ниже.

Про футбол

– Коля, расскажи мне про турнир!

Вчера (17 декабря) я играл в полуфинале в команде «Форш». Было сложно, потому что у «Юго-Западных перцев» приехал Миша Вольнов, который играет по Питеру, он нас всех накатал, они прошли в финал, а мы будем бороться за третье место с нашими коллегами с Дудина и Тореза. У меня была возможность поиграть в трёх командах: я сначала на Дудина работал администратором, там зарегистрировался на турнир, потом я стал ВРИО РП Форш, собрал команду там, а теперь я ВРИО РП Комендантского, там ещё и за Стародеревенскую можно было поиграть, но в итоге я играю за Форш.

– Ты не пожалел, что так сложилось?

Мы все вышли в полуфинал, поэтому нет, всё в порядке.

– Как так – весь север в полуфинале?

Север – самый лучший! Мы стараемся, боремся, это самоотдача. Всё.

– Как восприняли идею корпоративного турнира?

Очень понравилась она, что такой движ идёт. Призы достойные за все места, некоторым призы за второе и третье места нравятся больше, чем за первое. Сама организация такого процесса для компании – очень позитивный момент в работе. На первом матче ещё было не совсем понятно, а когда втянулись, то поняли, что очень круто выезжать два раза в неделю и играть в футбол.

Про работу

– Расскажи про свой путь в Dostaевском.

Я пришёл работать курьером в середине июня после получения высшего образования, я, пока был студентом, иногда так подрабатывал. Потом Артур Агнаев (тогда был РП Форш) предложил мне стать администратором, отучиться, чтобы быть в кадровом резерве и в будущем пойти на руководителя производства. Я перевёлся на Дудина, работал три месяца там админом, а сейчас становлюсь руководителем: поеду после интервью в Учебный центр досдавать стандарты: там есть изменения, надо пересдать.

– За полгода у тебя случился хороший карьерный рост. Как ты принимаешь эти изменения и степень ответственности, которая растёт?

Я изначально говорил Артуру, что хочу развиваться, и, когда уже поработал админом, разобрался, что происходит на производстве, получил опыт, то захотел идти дальше. Я очень рад, что Dostaевский даёт такую возможность быстрого роста, это очень приятно.

– Какие у тебя мысли про дальнейшее развитие как в рамках компании, так и вне её?

Мне хочется развиваться постоянно. Сейчас мне нравится работать руководителем производства, я на этой должности недавно, и у меня много кейсов, которые надо решать – это интересно. Пока, я думаю, только на 30% я нырнул в работу руководителя, очень много полезного здесь можно узнать: построение работы на производстве, все процессы, работа с разными подразделениями компании, работа с госорганами. Когда я пойму, что как руководитель знаю всё, тогда задумаюсь о дальнейших стремлениях. Я считаю, сейчас я на своём месте и получаю знания, необходимые для последующей работы.

– Хотел бы потом стать территориальным управляющим (ТУ)?

Я пока не думал об этом. У ТУ очень сложная работа: иногда за одним производством сложно уследить, а это совершенно другой уровень ответственности – тебе выделяют часть города! Я сначала хочу получить опыт как руководитель производства, а потом уже думать о перспективе.

– Ты упомянул, что «курьерил» в студенчестве…

Я и «курьерил» в «Васаби», и официантом подрабатывал в «Токио Сити», и водителем на выборах был, и бариста был около месяца – много было всего. Даже в McDonald’s успел поработать три месяца! После первого курса остался без работы, одноклассник меня позвал туда на лето. Я был там на напитках. Но монотонность давалась тяжело: три часа наливать напитки или два часа жарить картошку. Мне предложили стать инструктором, потом менеджером, но я отказался.

– Раньше был такой стереотип, что, поработав в общепите, ты потом там не берёшь еду: надоедает. Как у тебя с этим?

В McDonald’s я видел всю работу, там чисто, всё чётко организовано, следят за нормами СанПина, никакого отвращения к их еде нет, я с удовольствием там что-нибудь беру. Я вообще люблю общепит: сейчас живу один, поэтому шаверма, McDonald’s, KFC, Dostaевский – моё всё.

– Ты сам не готовишь из-за отсутствия времени на это?

Я умею готовить, и мне говорят, что моя жареная картошечка – лучшая! Но мне, наверное, лениво. Иногда бывает желание: я захотел научиться варить борщ – сварил его. В первый раз не получилось, но во второй – уже хорошо было. Сейчас заказывать еду доступно и быстро, поэтому я этим пользуюсь. Плюс не надо тратить время на поход в магазин и уборку после готовки. А ещё я иногда заезжаю к маме, ем вкусняшки.

– А у тебя есть любимое блюдо в Dostaевском?

Определённого блюда нет, но я очень люблю роллы!

– Учитывая, что после заказанной еды, как и после собственноручно приготовленной, конечно, остаётся много отходов, как ты относишься к их раздельному сбору?

Если есть возможность и инфраструктура, которую сейчас создаёт Dostaевский, то нужно спасать природу и экологию. Я за последние полгода посмотрел несколько фильмов про загрязнение окружающей среды, меня волнует эта тема. Я пластик, бумагу выбрасываю в специально отведённые для этого контейнеры. В Европе, Америке раздельный сбор более развит, там детей с первого класса учат этому. В России мы только делаем первые шаги в сторону раздельного сбора.

Про родину и увлечения

– Ты из Петербурга?

Я родился в Новосибирской области, военный городок Купино. У меня отец лётчик-истребитель, десять лет летал, там была военная база, он там познакомился с мамой, и я там родился. А когда мне был год, родители переехали в Петербург, поэтому я считаю себя петербуржцем. Мой младший брат родился уже здесь, у него даже есть медалька «Рождённый в Санкт-Петербурге». У моих родителей семьи военные: папа родился в Казахстане, мама – в Монголии. Моя бабушка по маминой линии работала в военной части, увидела моего папу, и вот так родители и познакомились.

– Какие у тебя увлечения?

Я с третьего класса занимался единоборствами: каратэ, джиу-джитсу и рукопашный бой. С класса четвёртого начал играть в футбол, мы даже выезжали в другие страны: были в Швеции, Голландии. Наш тренер хотел, чтобы мы получили опыт игры на международном уровне, это было очень круто! В этот же период я начал заниматься спортивно-бальными танцами.

– Тебя на танцы привела мама?

Нет, как ни странно, я на танцы пошёл сам. Мой одноклассник ими занимался, я видел, и мне нравилось, решил тоже пойти. У нас это не считалось «зашкварным», наоборот, у нас почти весь класс пошёл на танцы. Ещё английский, театральный кружок, КВН… Мы, кстати, выезжали на Всероссийскую юниорскую лигу на КВН. Времени на все хобби тратилось, конечно, много, но как-то всё успевал! Сейчас я не понимаю, как тогда всё получалось совмещать. Ещё был интересный период в жизни, когда я снимался в кино. Мою партнёршу по танцам мама продвигала в кино и предложила мне попробовать: свели с агентом, устроили фотосессию. Я снимался в эпизодах сериалов «Улицы разбитых фонарей», «Литейный, 4», в фильме «Чёрный город» с Дмитрием Марьяновым. Правда, там не мой голос, потому что на озвучке меня не было в городе.

– Были потом мысли пойти в театральный, например?

Были, но они быстро прошли. В какой-то момент агент попросил много денег за обеспечение работы, таких денег не было у родителей, у меня – тем более.

– А ты за съёмки получал зарплату?

Да, за 4 съёмочных дня в «Литейном, 4» (мне тогда было 12 лет) мне заплатили 14 тысяч! Я таких денег тогда не видел!

– На что ты их потратил?

По-моему, я купил PlayStation, но точно не помню.

– В период студенчества ты был таким же активным?

Нет. Тут всё началось с 9 класса, когда надо было сдавать ГИА, потом ЕГЭ. Меня это забило: я бросил всё, надеясь на хорошую подготовку к экзаменам. В 11 классе мы только решали тесты, развития не было никакого. Я надеялся хорошо сдать русский: у меня он всегда шёл отлично, в сочинениях мне всегда помогала Сонечка Мармеладова: будь то тема любви, заботы или милосердия. Самое интересное, что на тот момент «Преступление и наказание» я ещё даже не прочитал! Но учитель рассказал всё. В общем, я хотел вытянуть свои результаты экзаменами по русскому и обществознанию. Но я завалили часть Б по русскому, видимо, переволновался. У нас некоторые на экзаменах даже в обморок падали. В итоге, я сильно расстроился, потому что учёба на бюджете для меня была уже недоступна, и разочаровался в системе образования. В университете на первом курсе я уже 20 сентября пошёл подрабатывать, одна работа сменяла другую. Где-то за три месяца перед дипломом я закончил со всеми работами, дабы подготовиться и написать его, но мне хватило для написания работы недели, а потом я отдыхал.

– Как ты относишься к мнению, что, чем больше дел, тем больше ты успеваешь?

Я думаю, это зависит от потраченного времени и обстоятельств. У меня, например, танцы занимали 1,5 часа, столько же футбол – по факту это три часа. Потом полчаса придумывал шутки для КВН, потом английский – это всё сменяло друг друга, мозг не особо уставал, физически тоже, потому что у ребёнка много энергии. Я думал, что очень многое успеваю. Когда началась подработка, то она стала занимать конкретное время: после универа в 17:00 ты начинаешь работу, в 12 ночи заканчиваешь, с утра – на пары. Когда ты работаешь на постоянке, то ты занимаешься только работой, на другое времени не остаётся. А если ты хочешь хорошо зарабатывать, то и работать придётся много. Сейчас, например, как у руководителя у меня есть разные задачи: что-то может занять минут 10, а что-то – час или полтора. Если в день у человека есть три задачи, он будет их растягивать, а если десять – будет стараться успевать всё сделать. При этом есть лимит того, что ты можешь сделать, иначе из-за его превышения будешь просто ошибаться в работе, а это ни к чему хорошему не приведёт.

– А были какие-то курьёзные случаи в твоей работе в Dostaевском?

Однажды по всему городу «полетели» терминалы банка, который нас обслуживает. У всех потом они восстановились, а на Форш – нет. Что за техпроблема была – не ясно, но мы пару дней работали без терминалов.

– Как выходили из ситуации, когда клиент хотел оплатить по карте?

С клиентом связывался клиентский отдел, просили либо через смс, либо наличкой. Клиенты спокойно относятся к каким-то форс-мажорам (не ловит связь у терминала, например), они понимающие.

Про образование

– Коля, а что ты оканчивал?

Я отучился в Санкт-Петербургском университете технологий управления и экономики на логиста. Окончил летом прошлого года. Но на втором курсе я понял, что логистика – это не совсем моё, мне ближе складская логистика, оптимизация этого. Потом я понял, что мне надо было идти учиться на управление человеческими ресурсами, потому что в школе у меня с этим всё было хорошо, я даже был президентом нашего государства «Крогуч» – крутое государство учащихся, наша самодеятельность. Общение с людьми у меня всегда было на высоком уровне.

– Так, а что за «Крогуч» такой? Можешь об этом рассказать?

Это придумали в начале двухтысячных в нашей школе – самодеятельность, которой занимались старшеклассники с 7 по 11 классы: делали мероприятия для младших классов. Ребята создали своё государство, где был президент, были хранители ангелочков – старшие устраивали активности на переменах для первоклашек и второклашек. Я был четвёртым или пятым президентом с 9 по 11 класс. В нашей школе это существует уже 20 лет!

– Это очень круто! А если вернуться к вопросу образования, ты хочешь продолжить обучение? Я думаю о том, чтобы позже получить второе высшее либо как раз в сфере управления человеческими ресурсами, либо в сфере юриспруденции, либо в психологии. Нужно постоянно чему-то учиться.

Спросила и записала: Алина Дятлова